Вы здесь

«Белый голубь» живет и побеждает!

Рассказ о гаражах и людях

Замок! Это первое, о чём я подумал, когда увидел кадры, на которых трехметровые ворота нашего гаражного кооператива ломали фронтальным погрузчиком. Я физически почувствовал боль, которую причиняют металлу стальные зубья ковша. И только потом подумал: «Что же они делают? К воротам идет силовой кабель. Если он оборвется и упадет на погрузчик, то человек получит смертельный удар током». Но обошлось...
Замок этот сделал мой отец. Он был в буквальном смысле слова мастером на все руки. Не было сломанной вещи, которую бы он не мог починить. Особенно это касалось электроники. В гараже я даже обнаружил осциллограф. Не знаете, что это такое? Прибор для настройки электроники, например, телевизоров. И когда нужно было сделать электронный замок на въездные ворота, которые открывались из будки сторожа, то, понятное дело, его сделал мой отец.
Наконец искореженные ворота пали. На все это лениво смотрела группа полицейских, которые прибыли сюда для того, чтобы, по их словам, не допустить нарушения общественного порядка. «Странно, - подумал я. - Уничтожают чужое имущество. Вроде бы, это и есть нарушение общественного порядка, если я ничего не перепутал?».
Невзначай вспомнились и национализация советского времени, и приватизация 90-х – как легко порой в нашей стране могут забывать о законе. Как страшно, когда это слово - «закон» – звучит нелепо, смешно и вызывает только снисходительную улыбку. Особенно в современной России, где теперь так много говорят о преемственности власти!
Хорошо, что папа этого не видит. Он умер три года назад, всего за пять дней. До сих пор меня мучают сомнения: все ли я сделал для того, чтобы этого не произошло? Может, если бы сделать чуть пораньше, то все можно было поправить? Но совсем недавно они были вполне приличные. Он жил, ни в чем себе не отказывая: ходил в бассейн, водил машину, возился в гараже.
У меня тоже есть гараж, но для меня - это просто место хранения автомобиля. Для отца гараж был нечто большим. Это я понял только когда открыл ворота, для того чтобы посмотреть на свое наследство: «девятку», единственную машину, на которую отец накопил за всю жизнь. Он ремонтировал и лелеял ее, как мог, поэтому она и сейчас выглядит так, как будто вчера сошла с конвейера.
Гараж был для отца еще и неким символом того, как относилось к нему государство. Советская власть дала ему квартиру, а уже российская – гараж. Вернее, сначала стоянку. Прямо под окнами нашего дома префектура разрешила организовать на небольшом пустыре стоянку, которую ласково назвали «Белый голубь». Это имя она получила, потому что раньше тут стоял деревянный трехэтажный дом, был вишневый сад и голубятня.
В 80-е годы прошлого века, дом за ветхостью сломали, и на пустыре образовалась стихийная стоянка. А через несколько лет, уже в 90-е, автолюбители получили от Префектуры разрешение на строительство своих гаражей. Настоящих гаражей, не «ракушек». Был бы такой у Димы Семицветова, и Юрий Деточкин вряд ли угнал бы у него автомобиль.
Землю под стоянку дали там, в полосе отчуждения железной дороги рядом со станцией «Кунцево» - нашим памятником местного значения. С этого перрона мы с родителями каждые выходные ездили в Раздоры или Жаворонки, где летом снимали дачу, а зимой катались на лыжах в практически девственном лесу.
«Белый голубь» встал прямо за стоянкой «Железнодорожник». Построили гаражи по всем правилам того времени. Впрочем, стоянками ВДОАМ – Всероссийского Добровольного общества авто мотолюбителей – никого удивить было нельзя. Каждый автолюбитель, имевший машину, получал не только право на гараж, но и по факту им обзаводился. Нам было, где хранить колеса, провести мелкий ремонт своего железного коня, да и просто оторваться от семейных дел в своем шофёрском кругу. Делал ты в гараже что-нибудь со своей машиной, или нет, не так уж важно. Пойти в гараж было и остается любимым ритуалом.
То, что сделал в гараже отец, трудно описать словами. У некоторых квартира выглядит хуже. Стены, потолок и ворота были обшиты вагонкой, между железом и досками проложен утеплитель. Даже ремонтная яма была обшита вагонкой. На полках были разложены коробки с запасными частями, лежала сменная резина и даже заводские колпаки «девятки», которые отец так ни разу не одел – берёг. Ящички с инструментом были подписаны, все коробочки – тоже. Если нужно было найти гаечку, болтик, хомутик или что-то еще, то не приходилось тратить на это полчаса, как это случалось у меня в гараже.
За пару лет до смерти отец как-то пожаловался мне, что по территории их стоянки должна пройти дорога. Однако все эти планы разбились о ведомственный барьер: земля была полосой отчуждения железной дороги, где ничего строить было нельзя, поэтому ничего построить тогда не удалось. Одним словом, пошумели и разошлись на общую радость автолюбителей. У нас ведь вообще немного нужно для того, чтобы порадоваться - не отняли бы то, что уже заработано…
После этого «Белый голубь» спокойно прожил пять лет. А я вот уже третий год прихожу сюда для того, чтобы повозиться в гараже, где в свое время так любил копаться отец. А теперь какие-то рабочие без законных предписаний и других пояснительных документов, под прикрытием полиции, просто зароют это в землю.
Возможно, никому не интересны сентиментальные воспоминания из моего детства. Возможно, кто-то сочтет, что нарушение прав собственников гаражного кооператива не касаются большинства жителей Москвы. Но я верю, что это касается – представителей власти, закона, буквально каждого жителя Москвы. И если не сейчас, то непременно коснется завтра – обязательно коснется, так или иначе.
Я родился в Москве, и прожил здесь всю жизнь. Журналистом я начал работать в 1982 году. Объездив почти все союзные республики и побывав практически во всех уголках нашей страны, я всегда гордился тем, что я живу в столице. Я любил этот город, и только здесь чувствовал себя дома.
Сейчас я скажу то, в чём боюсь признаться даже себе: мне страшно. Мне не было так страшно даже в лихие 90-е, когда я ездил на «стрелки» для переговоров с бандитами за кольцевую дорогу. Тогда было все примерно понятно, даже тогда были правила и способы решить вопрос. А сейчас ужас от непонимания того, с кем надо бороться или договориться, сжимает виски. Ну, правда, кто? Понятно, что не вот этим милым парнишкой, Женей Анциферовым, однофамильцем моего школьного приятеля Сережки, который лихо командовал погрузчиком? И не с управой района Фили-Давыдково, где люди искренне бьют себя в грудь и обещают, что все будет сделано для того, чтобы люди жили лучше. И уж, понятное дело, не с префектурой и ни тем более с мэрией Москвы. Тогда кому же помешал символ мира - «Белый голубь»?
Самое забавное, что никто толком не знает - кому. Говорят, что здесь должны построить дублер Кутузовского проспекта. Причем дорогу эту, якобы, будет строить частный инвестор, и она будет платной. Есть даже распечатка какой-то картинки этой самой дороги, которая должна пройти по эстакаде. Проекта, судя по всему, пока нет. И где пройдет этот самый частный дублер – тоже непонятно. И как эта чудовищная эстакада изуродует пейзаж исторического здания вокзала, домика обходчика – исторических памятников прошлого века?
Непонятно буквально всё. Особенно то, почему и по чьей указке происходит, в буквальном смысле слова, «наезд» на мирных и, как оказалось, совершенно беззащитных людей. В управе людям пообещали компенсацию, убедительно посоветовав сдать оригиналы документов – гаражные книжки, ведомости и все «стояночные» документы, включая отправную документацию. Взамен этого тем, кто, испугавшись, сдал документы, не выдали даже расписки или квитанции о том, что документы приняли, не говоря уже о договоре с указанием суммы выплаты. Смешно, ей Богу. Подумайте, выдадут ли вам чемодан из камеры хранения, если вы его сдали, но не получили квитанцию?
Что же нам делать, кроме как попросить защиту у нашего мэра? Вероятно, он просто не в курсе, что творится в управе района «Фили-Давыдково», не знает, что за грандиозными переменами, которые одобряют москвичи, есть и закулисная сторона? Может, не подозревает, что жители соседних домов, под окнами которых где-то рисуется пресловутый дублер Кутузовского, не выступают против его строительства только потому, что их заняли другой темой, объявив, что по программе реновации они переедут в Новую Москву, в Троицк?
И вот, что самое обидное: работник управы, Евгений Анциферов, цинично заявил людям, что это не их земля. А мы почему-то были уверены, что она наша. И уверенность в этом остается. Мы на ней живем, и будем защищать родную Москву, как наши предки. Так сделают и наши дети. Я уверен, что глава нашей столицы укажет на то, что политически неверные позиции местных чиновников, их методы работы с населением, мягко скажем, недопустимы.
Я не знаю, как закончить этот материал. Впрочем, а это и не конец. Ведь борьба продолжается. И теперь она уже не столько за гаражи, сколько за нашу честь и наше достоинство. Мы надеемся на справедливость. Ведь Россия должна быть не только Единой, но и непременно Справедливой. Согласны?

Сергей Кириченко,
Член Союза журналистов СССР

Категория: