Вы здесь

 

Александр Митичкин: «скорой помощи» - мировой уровень!

 

       Рабочая окраина востока Москвы XVIII века, именуемая когда-то Благушами, славилась своими кирпичными заводами. Процветало тут и ткацкое производство. Название улиц Кирпичная, Ткацкая до сих пор хранят историю в своих названиях. Для лечения рабочего люда здесь и была открыта Благушевская амублатория, ставшая в последствие Измайловской земской больницей, которую в 1929 году официально назвали Благушевской больницей. И только в середине прошлого века, когда медицина Москвы сформировалась во взаимосвязанную сеть лечебных учреждений, ей был присвоен номер 36. Какой же стала больница, вступив в третий век своего существования?
       Об истории Благушевской больницы не так уж много информации. От той амбулатории, которая была создана царским указом, ни осталось ничего. Однако местность эта всегда была опутана тайнами и мистическими историями, связанными якобы с тем, что тут проходит некая Хапиловская ось зла (в свое время здесь был Хапиловский пруд, питавшийся из Хапиловского ручья, заключенного ныне в трубу). «Это место, - пишет в своем дневнике одна девушка (похоже, находящаяся в бреду), - остается местом мучений и смерти с царских времен, а это, по мнению многих, должно пропитывать всё вокруг накапливающейся злой энергией...».
       Оставим мистику любителям спиритических сеансов. Любая больница - это не курорт, но для пациентов она всегда становится местом надежды на выздоровление. Учитывая, что Городская клиническая больница №36 – больница скорой помощи, эта надежда порой становится единственной.
       - ГКБ №36, особое лечебное учреждение, - подтверждает ее главный врач, доктор медицинских наук, хирург Александр Евгеньевич Митичкин. - Мы должны уметь оказать больному комплексную медицинскую помощь, что не всегда под силу обычной городской больнице. Поэтому в состав нашего лечебного комплекса помимо общей хирургии входят ожоговый центр, подразделения челюстно-лицевой хирургии, офтальмологический и сосудистый центры, а последний получил статус регионального.
       - За последние несколько лет в рамках модернизации медицины Москвы в нашей больнице произошли радикальные изменения, - продолжает Александр Евгеньевич. - Невольно вспоминаются 90-е годы прошлого века, когда после развала Советского Союза медицина столицы переживала острейший кризис. Вы не поверите, но в больницах порой не было даже рентгеновской пленки, и мы зачастую обследовали больных так же, как это делали в Благушевской амбулатории: диагноз ставился на основании опроса больного, пальпации (ощупывания - прим. ред.) и аускультации (прослушивания – прим. ред.). Я работаю врачом более 30 лет, но ни я, ни мои коллеги не моги себе тогда представить, что наши корпуса будут когда-нибудь оснащены по последнему слову мировой техники. Томографы дано вошли в повседневную жизнь, и если аппаратами МРТ еще лет 5-6 назад могли похвастаться всего 2-3 московские больницы, то теперь это стандарт. Кстати, о стандартах. Модернизация системы здравоохранения столицы продолжается. В ее рамках проводится капитальный ремонт больничных корпусов с полной перепланировкой помещений. И вот, что примечательно: вместе с планом капитального ремонта утверждается и план поставки в отремонтированные корпуса современного оборудования. И без этого комплексно-утвержденного плана ремонт не начинается. Но и это еще не все. В плане есть также мероприятия по лицензированию помещений в соответствии с нормами, утвержденными Минздравом РФ, и укомплектованию данного подразделения квалифицированными кадрами.  
       Эти три составляющие и позволяют вывести медицинские услуги на тот уровень, когда медпомощь оказывается больному на уровне мировых стандартов. Под руководством вице мэра Л.М. Печатникова и главы департамента здравоохранения, министра Правительства Москвы, Г.Н. Голухова была создана система централизованного приобретения оборудование по предварительным заявкам, которая позволило снизить его стоимость в несколько раз. Первые спиральные томографы и установки МРТ покупались по двойным, а то по тройным ценам. Теперь это исключено, и это касается любого оборудования. Так, например, 36 ГКБ теперь имеет возможность делать эндоскопические операции на щитовидной железе. Оборудование также было заказано централизовано, и заявку удовлетворили, хотя подобные эндоскопические инструменты есть еще только в двух московских больницах.
       Главная идеология развития ГКБ №36 - это оказание высокотехнологичной медицинской помощи уже на этапе скорой и неотложной помощи. Устоявшееся мнение, что подобная помощь должна предоставляться в плановом порядке, в некоторых случаях неправомерно! Благодаря новому взгляду на данную проблему на базе больницы №36 и был создан Региональный сосудистый центр, который занимается исключительно пациентами получившим инфаркт или инсульт. Эти заболевания развиваются необычайно быстро, порой минуты решают дальнейшую жизнь пациента. О какой плановости лечения можно говорить, когда эта самая высокотехнологичная помощь нужна ему немедленно? Представьте себе: у больного диагностирован острый инфаркт миокарда. В обычной больнице он сразу попадает в реанимационное отделение. Однако, для того, чтобы восстановить кровоток в повреждённой артерии и тем самым спасти оставшийся жизнеспособным миокард и жизнь самого больного, необходимо срочное хирургическое вмешательство: стентирование коронарной артерии (установки специального протеза, стента, в место сужения или полной закупорки сосуда – прим. ред.). Эта операция и выполняется в нашей больнице сотрудниками незамедлительно в условиях рентген-операционной после диагностической коронарографии. По международным стандартам, все эти процедуры должны быть выполнены в течение часа с момента поступления больного в стационар (так называемый «золотой час»). Именно в этом случае оказываемая помощь будет максимально эффективна. В отличие от многих других больниц, в ГКБ №36 пациенты с острым инфарктом миокарда направляются в рентген-операционную сразу из приемного отделения, минуя кардиореанимацию. И вот результат: «золотой час» нам порой удается сократить до 37 минут!
       В качестве примера оперативной работы сосудистого центра можно привести также редкие и высокотехнологические операции как баллонная ангиопластика (восстановление проходимости сосуда методом точечного воздействия именно на поражённый участок стенки сосуда - прим. ред.) и стентирование (эндопротезирование) подвздошных и бедренных артерий при критической ишемии. Стентирование сонных артерий у пациентов со стенозами сонных артерий проводятся также с целью профилактики инсульта. Отделение оснащено уникальной гибридной операционной (с наличием мобильной ангиографической установки), которая дает возможность выполнять гибридные операции (ондомоментное выполнение эндоваскулярных (внутри сосудистого русла) и открытых хирургических вмешательств) таких как эндопротезировоание брюшной аорты при аневризме брюшной аорты.
       ГКБ №36 - передовое медицинское учреждение столицы, с давней историей, традициями, первоклассными специалистами, всегда готовыми придти на помощь. То лечение, которое проводят во всех ее подразделениях, под силу лишь государственному учреждению. Москва всегда заботилась о своих жителях и не оставляла их в беде.
       К слову, о жителях. Перед ГКБ №36 сейчас стоит задача, которую больница не может решить из-за... протестов неких «активистов» местного населения. Они, поверьте, есть в каждом районе, и порой к москвичам имеют косвенное отношение, проецируя на наш родной город свое провинциальное мнение, выдавая тем самым то место, откуда они прибыли в столицу. Придется в очередной раз напомнить, что ГКБ №36 - больница скорой помощи. Причем она такого уровня, что даже имеет свою посадочную площадку для вертолетов МЧС. Нельзя сказать, что прилетает он сюда часто, но раз или два в неделю крылатая машина доставляет больных. В этих случаях, как вы понимаете, речь идёт о жизни пострадавшего и счёт времени идёт на секунды. Сейчас вертолетная площадка находится на задворках, и то время, которое тратит персонал на доставку пострадавшего до реанимации больше, чем время, затраченное на перелет с ним от МКАД. У руководства больницы давно есть согласованный план оборудования вертолетной площадки на крыше реанимационного корпуса, и тогда больной прямо с вертолета попадал бы в реанимационный блок. Однако... вышеупомянутые «активисты» запротестовали. Вертолет будет мешать их отдыху. Не совсем, правда, понятно какая разница для жителей в какую часть больницы произойдет посадка. Вертолет-то все равно летит над местными домами, и все равно садится на территорию больницы. Шума от этого никак не меньше. Так что протесты не очень понятны и не мотивированы, а вот моральный аспект таких заявлений печален. Ну, что ж тут сказать... Остается только пожелать «активистам» самим не попасть в ситуацию, когда вертолет доставит их в больницу, а довезти до реанимации - не успеют...
       Заканчивая визит в ГКБ №36, вот что еще хочется отметить. Главное, здесь все же не чистые коридоры и переходы, соединяющие здания; не оборудование и оснащенные операционные, а люди, которые тут работают. Все они, и в первую очередь руководитель, не просто классные специалисты, которые с ответственностью относятся к профессии врача, а неравнодушные люди, умеющие отдать часть своей жизненной силы тем, кого они сейчас лечат. Это не прописано ни в одной инструкции, но зачастую это и есть главный фактор, который дает человеку возможность победить болезнь.


Сергей Кириченко