Вы здесь

 Похмельный синдром

 

   О вреде алкоголя знают все. И то, что он разрушает организм — факт совершенно бесспорный. Вопрос сегодня стоит другой — насколько велика угроза?
Место пропаганды в СССР  здорового образа жизни заняла «желтая» пресса: ночные клубы, богема —  словом, то, что привлекает молодежь. На фоне этого «кайфа» призывы против наркотиков, алкоголя и табака звучат, согласитесь, порой не очень убедительно.
Однако, как уже всем ясно, что масштабы проблемы, если не катастрофичны, то весьма велики. Учащиеся даже не старших, а средних классов на переменках пьют пиво чуть ли ни школьных ступеньках.
В Правительстве Москвы всерьез задумались о профилактике в наркологии. Сегодня наш корреспондент беседует с главным наркологом
Минздрава РФ, а по факту —  и главным накрологом столицы Евгением БРЮНОМ, который ежедневно решает эту проблему на практике.


— Евгений Алексеевич, так с какой точки зрения правильнее рассматривать алкоголизм?

— В первую очередь, это болезнь, в основе которой лежат серьезные психические расстройства. Именно поэтому она называется алкогольной зависимостью. В этом и ее сложность, поскольку больной себя таковым не считает и думает, что может бросить пить в любой момент. Зачастую это не так. А когда у человека возникает похмельный синдром, то уже можно считать, что болезнь запущена и без госпитализации не обойтись. Здесь больному требуется уже интенсивная терапия, и только после этого — обязательная психологическая и социальная помощь.

 — Похмельный синдром — это когда утром после употребления алкоголя накануне человек «поправляется» рюмкой?

 — Ну, не совсем так. Похмелье не нужно путать с синдромом. Синдром — это такое состояние организма, когда он начинает воспринимать алкоголь как необходимый элемент, и без него либо без скорой медицинской помощи человек может просто умереть. Впрочем, алкоголизм — такая болезнь, начало которой можно выявить задолго до того как наступает полуфинальная стадия в виде запоев и синдромов.

 — И как понять, когда есть реальная угроза заболевания?

 — Здесь достаточно много критериев. Первое — появление патологического влечения к алкоголю. Человеку хочется выпить, он с вожделением думает об этом: целый день на работе, это даже может ему сниться, если он себя ограничивает. Второе — это так называемый социально обусловленный алкоголизм. Человек попадает в среду, в которой он не может не пить, например, со своим начальником, когда отказаться нельзя.

 — А есть ли такое понятие как «пивной» алкоголизм?

 — Нет. Пиво — это алкогольный напиток, каким бы его ни считали в Государственной Думе. И даже, если он по закону алкоголем не считается, то с медицинской точки зрения это все равно алкогольный продукт. А то пиво, которое сейчас продается, — это вообще тема отдельная. Не бывает пива крепче 5 градусов. Все, что крепче, — это пивной напиток с добавлением спирта. Правда, и раньше в пиво добавляли водку, только вот продавать такую смесь не позволяли.

 — Существует ли сейчас детский алкоголизм?

 — То, что молодежь начала употреблять алкогольные напитки неизмеримо больше, чем десять–пятнадцать лет назад, — это факт. Ведь реклама умело пропагандирует не употребление спиртного, а связанный с этим стиль жизни, который на телеэкране выглядит привлекательно. И, как следствие этого, среди несовершеннолетних неуклонно растет количество злоупотребляющих алкоголем и алкогольсодержащими напитками. Кроме того, с ростом числа безнадзорных детей количество наркологических больных в этой категории намного выше, чем в других категориях населения.

 — Можно ли говорить о наследственности в проблеме наркологии?

 — Такая связь пока научно не доказана. Скорее, можно говорить о социальной генетике, когда дети подражают своим пьющим родителям. Но нередки случаи, когда в семье, где есть алкоголик, дети вообще не употребляют спиртного, что подтверждает психологический аспект недуга.

 — Кого сейчас в столице больше — алкоголиков или наркоманов?

 — По статистике последних лет общее количество больных алкоголизмом и наркоманией примерно одинаково. Можно говорить о некоторой тенденции уменьшения числа больных алкоголизмом и увеличении числа больных наркоманией. Однако больных алкоголизмом примерно в 5 раз больше, чем больных наркоманией.

 — Насколько наркотические вещества опаснее алкоголя?

 — От алкоголя гибнет людей больше, чем от наркотиков. Марихуана не так вредна, как табак. Однако не нужно забывать, что алкоголь пьют в тысячи раз больше, чем употребляют наркотики и курят марихуану. Поэтому такая статистика неверна. Далее: есть такое понятие как потенциал зависимости. Простой пример: из 100 человек, регулярно употребляющих алкоголь, двое станут алкоголиками. Из 100 человек, употребляющих марихуану, 50 человек станут наркоманами. Из 100 человек, употребляющих героин, в зависимость от этого наркотика попадают практически все.

 — Почему?

 — До конца это пока неизвестно. Сегодня мы знаем, что меняется биохимия головного мозга. Вот если здоровому человеку начать колоть инсулин, то через некоторое время организм перестанет его вырабатывать, и человек станет больным сахарным диабетом. Если человек колет героин, то у него перестают вырабатываться собственные эндорфины. Происходит это чрезвычайно быстро — достаточно нескольких инъекций. Человек может остаться на всю жизнь зависимым от внешнего притока наркотика.

 — И обратный процесс невозможен?

 — Возможен. Однако примерно четверть больных, зависимых от наркотиков опийного ряда, неизлечимы, поскольку в коре головного мозга происходят необратимые изменения.

 — Что же тогда делать? Если не дать человеку наркотик, он умрет?

 — Нет. Примерно через две недели пройдет «ломка», после которой человек обычно впадает в депрессию. И эта депрессия может в принципе не пройти никогда. Именно поэтому наш Центр занимается серьезными исследованиями в целях разработки методов лечения. Мы пришли к выводу, что для каждого больного необходима своя индивидуальная программа, по которой он будет проходить лечение, общий подход просто неприменим. Очень важно правильно организовать наркологическую помощь. Больной должен пройти все этапы лечения, начиная от дезинтоксикации и заканчивая реабилитацией. На последней стадии пациент должен решить для себя философский вопрос: в чем смысл жизни.

 — И в вашем Центре дают ответ на этот вопрос?

 — Наша задача — сделать так, чтобы пациент сам нашел на него ответ. И только тогда наступит излечение.

 — Евгений Алексеевич, ваш центр — государственный?

 — Естественно. Это подразделение Департамента здравоохранения г. Москвы, где глубоко понимают проблему, которая стоит перед мегаполисом. И неудивительно, что лично руководитель Департамента Георгий Натанович Голухов уделяет много внимания Научно–практическому центру наркологии, организованному на базе бывшей 19–й наркологической больницы. Это три больничных корпуса, более 600 коек. Один из самых крупных центров не только в Москве, но и в России. Именно Департамент здравоохранения придает огромное значение профилактике наркологии. Однако усилия врачей — это далеко не залог успеха борьбы с недугом в обществе. Очень много зависит от законов, от экономики, от информационного поля, которые создают средства массовой информации. И наши усилия обесценятся, если по телевизору будут без конца показывать сериалы про жизнь бандитов или богемы — той среды, которая предусматривает прием алкоголя и наркотиков.

 — А как Вы относитесь к коммерческой наркологической помощи?

 — Зачастую весьма отрицательно. Наш центр государственный, так что чем меньше у нас будет пациентов, тем будет лучше — и для нас, и для города. В коммерческих структурах подход нередко обратный. И объявления типа «сниму зависимость», «выведу из запоя» нередко пишут просто шарлатаны. Беда еще и в том, что именно коммерческие структуры предлагают «скорую наркологическую помощь». Мы сейчас работаем над созданием аналогичного государственного подразделения, потому что нередко после такой коммерческой «скорой помощи» требуется срочное вмешательство наших специалистов.

 — И в заключение такой вопрос к Вам, как к врачу психиатору: есть ли все-таки лекарство против страха?

 — Оно внутри каждого из нас. А наркотики и алкоголь нейтрализуют его действие, обманывают организм, отучая его самостоятельно бороться, стремиться к жизни и радоваться ей. Поэтому, думаю, что всем понятно: наркотики употреблять нельзя — никак и ни в каком виде. Что касается алкоголя — то о его пользе и вреде, культуре употребления и прочем и без того говорят достаточно. Главное, чтобы он не стал причиной тяжелого психологического недуга под названием "алкоголизм".