Вы здесь

Власти наконец-то оказались заодно с народом, в том смысле, что вместе с ним по уши увязли в болоте «льготной» реформы, и, похоже, не до конца представляют себе, как из этой трясины выбираться. При этом «слуги народа» в известной степени находятся в более сложном положении, чем население, о котором они призваны заботиться. Льготники, протратив полученные перед Новым годом деньги, - причем, вовсе не на то, для чего эти деньги были предназначены, - теперь будут ждать новых выплат. Властям же всех уровней придется не столько изыскивать для этого средства (что сделать в принципе не так сложно; можно, в крайнем случае, и стабилизационный фонд задействовать), сколько совершенствовать методологию реформы, прежде всего в части межбюджетных отношений. Причем это придется делать в условиях фактически вынесенного населением «вотума недоверия». Сложно сказать, чем в итоге завершится «эпопея» с заменой натуральных льгот денежными выплатами. Но уже сейчас ясно, что эта действительно необходимая реформа, начатая в более чем благоприятных обстоятельствах, была проведена откровенно бездарно.

ДЕНЬГИ НА ВЕТЕР

В том, что вопрос замены льгот живыми деньгами давно назрел, убеждать, наверное, уже никого не надо. Значительная часть льгот была введена от безысходности. Федеральные и региональные власти, не имея возможности обеспечить старикам и инвалидам достойные пенсии, пытались хоть как-то подсластить им пилюлю, принимая все новые законы о все новых льготах. Далее начинался «торг» с Правительством, и, если вдруг удавалось найти хоть какие-то деньги под очередной закон, парламентарии, точнее, думская оппозиция, преподносили этот факт как свою собственную и очень большую заслугу. Правда, найти деньги удавалось далеко не всегда, поэтому многие «льготные» законы, особенно принятые в субъектах Федерации, так и остались мертворожденными.
Ситуацию усугубляло еще и то, что «льготная» тема активно использовалась различного рода оппозиционерами для самопиара. Любой соответствующий закон принимался под не­смолкаемую критику Правительства (или, шире, «антинародного режима»), Более того, отдельные инициативы оппозиции изначально были не более чем пиаром. Неслучайно большинство соответствующих законов было принято в 90-е годы прошлого века - в период почти постоянной конфронтации, то затихавшей, то усиливавшейся между законодательной и исполнительной властями.
С экономической стороны главным недостатком существовавшей системы льгот явилось отсутствие именно адресной помощи действительно нуждающимся. Особенно хорошо это было заметно в случае с бесплатным проездом в общественном транспорте. По идее, оплата поездки любого льготника должна поступать автотранспортным предприятиям (в том числе - железнодорожникам) из бюджета: федерального, регионального или местного - в данном случае неважно. Но, как говорится, гладко бывает только на бумаге.
Прежде всего, никто не знал и даже не пытался определить сколько пенсионеров или инвалидов реально пользуются общественным транспортом. И с какой частотой. И сколько из них действительно нуждаются. В итоге мать богатого предпринимателя получала из бюджета такую же компенсацию (другое дело - пользовалась она ею или нет), как и одинокая бывшая бюджетница. Понятно, что порядок и последовательность прохождения денег здесь не рассматривается.
В итоге вместо системы нормальных, экономически обоснованных дотаций сложилась схема, при которой одна и та же услуга продавалась разным категориям потребителей по разным же ценам (так называемая ценовая дискриминация). Именно эта дискриминация и привела к взрывному росту поголовья «зайцев» (речь по-прежнему вдет об общественном транспорте), борьба с которыми стоит, как известно, немалых денег. Кстати, выплачиваемых из «своего кармана» транспортными предприятиями.
Впрочем, все эти расходы - ничто, по сравнению с недополученным финансированием из бюджета. В результате транспортники были вынуждены возить льготников за свой счет. Последствия этого не замедлили сказаться: имеющаяся техника старела, денег на ее ремонт, равно как и на закупку новой, не было. Начались серьезные кадровые проблемы  в Москве, как хорошо известно, большинство водителей автобусов, троллейбусов и «маршруток» являются гастарбайтерами. Все большее число платежеспособных пассажиров пересаживается на личный или коммерческий автотранспорт. Муниципальным же транспортом пользуются в основном безденежные граждане, наделенные льготами.
Образовался порочный круг, в котором оказались не только транспортники, но и все предприятия, оказывающие льготные или бесплатные услуги. Едва ли не крупнейшими должниками энергетиков являются муниципалитеты, обязанные платить за каждую обогретую и освещенную квартиру, в первую очередь - «льготную». А местные власти, по традиции, ссылались (и ссылаются до сих пор) на нехватку денег.
Таким образом, проплачивать льготы приходится самим предприятиям - производителям услуг. Точные объемы подобного «скрытого финансирования» неизвестны. Но можно попытаться их вычислить. Размер денежных компенсаций оценивается Правительством в 170 млрд рублей, а стоимость фактически компенсированных из бюджета льгот - лишь 40 млрд. Даже с поправкой на инфляцию и на неоказанные льготные услуги получается примерно 100 млрд рублей. Эти деньги могли бы пойти на развитие инфраструктуры, на модернизацию технического парка самых разнообразных предприятий (от автобусных парков до водоканалов). Но в итоге они ушли, в конечном счете, в песок - существовавшая система льгот фактически никак не способствовала решению проблемы бедности в стране.

ОШИБКИ РЕФОРМАТОРОВ

Хорошая идея - дурное исполнение. Подобная модель поведения, давно ставшая привычной для российских властей, раньше худо-бедно, но срабатывала. Перед началом любых инициированных сверху преобразований, с целью объяснить их необходимость, говорилось очень много красивых (и правильных!) слов. Но затем эти преобразования начинали сразу же пробуксовывать. В итоге практически ни одна серьезная реформа не приводила к достижению декларированных целей. Впрочем, хуже от этого никому не становилось - чаще всего все оставалось, как и прежде.
В случае с монетизацией льгот едва начавшиеся преобразования привели к реальному ухудшению положения многих социально незащищенных категорий населения. И как следствие - к массовым народным протестам, которые по своим масштабам превзошли знаменитые шахтерские забастовки конца прошлого века. В результате отдельные эксперты сочли возможным говорить о неких «системных» ошибках Правительства. Однако правильнее было бы говорить о целой серии ошибок, предотвратить которые на самом деле было не так сложно. Некоторые из них удалось бы избежать в результате более тщательного анализа социально-экономической ситуации в стране (а может быть, просто не пытаясь приукрасить действительность), а другие - изучив то, что, собственно, и намеревались отменять, то есть ранее существовавшую систему льгот со всеми присущими ей недостатками.
С ошибок второго типа мы и начнем. Прежде всего, льготы льготам рознь. Например, воспользоваться компенсацией оплаты за телефон могли далеко не все - просто в силу отсутствия такового. То же самое относится и к поездкам в санатории (далеко не все физически могут туда добраться), и в меньшей степени поездкам на общественном транспорте (по той же причине). В то же время отмена бесплатного лекарственного обеспечения коснулась практически всех. Тем более что цены на многие лекарства, как известно, сильно «кусаются». Правительство же, судя по всему, рассматривало все льготы как равноценные.
Из этого вытекает и другая ошибка властей - единовременная отмена практически всех льгот, в то время как этот процесс, что очевидно, следовало бы разнести на несколько лет, начав с наименее востребованных льгот и той их категории, которая существует лишь на бумаге. По мнению экспертов, только после этого, определив весь инструментарий монетизации, можно было бы переходить к упразднению льгот, действительно важных для населения.
К просчетам сугубо экономического свойства можно отнести, во-первых, слишком буквальное понимание отечественным чиновником известного принципа «мухи - отдельно, котлеты - отдельно». Фактически монетизация льгот была проведена без учета повышения стоимости базовой потребительской корзины - в то время как в первую очередь следовало бы компенсировать рост стоимости жизни за прошлый год, который, по официальным данным, составил 12%. Не совсем понятно, как был рассчитан этот показатель. Ведь согласно той же официальной статистике, цены на хлеб в 2004 году увеличились на 29%, на мясо - в среднем на 30% (в зависимости от сорта), на яйца - на 29%, на транспорт - на 40% и, наконец, на услуги ЖКХ - на 25%. Получается, что стоимость жизни выросла не на 12, а на 30 процентов. Соответственно, индексация зарплат бюджетников, пенсий и пособий должна была быть ориентирована именно на эту цифру, а составила лишь 12%. Да и то большая часть «компенсационных» денег была выплачена в прошлом году. В текущем же планируется выплатить лишь по 100 рублей, да и те - 1 апреля. А льготы были отменены 1 января. Таким образом, подавляющему большинству малообеспеченных граждан просто нечем было смягчить удар по собственному бюджету.
Реформаторы допустили явный просчет с определением размера минимального базового соцпакета (хочется верить, что это именно просчет, а не стремление сэкономить за счет бедных). Расходы населения на оплату льготных услуг значительно превышают сумму в 450 рублей. Похоже, что и на этот раз их реальный размер никто даже не пытался просчитать.

ЧИНОВНИК В ТУМАНЕ

Еще одна ошибка реформаторов относится, скорее, к области массового сознания. Многие социологи сходятся в том, что компенсации, какими бы они ни были, не следовало выдавать перед Новым годом. На первый взгляд эта «деталь» может показаться совсем уж пустячной, однако на самом деле она свидетельствует о полном незнании «управляющими» психологии «управляемых». Несложно было предположить, что обделенные радостями жизни люди, получив на руки несколько сотен рублей (для большинства - очень существенная сумма), в преддверии праздников истратят их на известные удовольствия. Так и произошло.
Собственно, здесь кроется одна из причин (не самая главная, но весьма существенная) имевших место акций протеста. Проще говоря, купив на полученные деньги «водки-мандаринов», люди вдруг обнаружили, что оплачивать лекарства, проезд в общественном транспорте (о чем многие пенсионеры вообще забыли) и заметно подорожавшие услуги ЖКХ им просто нечем. И что никакие новые выплаты в ближайшее время им не «светят».
По большому счету, речь здесь идет не столько о психологической ошибке властей, сколько о серьезных организационных и «пиаровских» просчетах. Что мешало заготовить и распространить среди льготников необходимое количество бесплатных проездных билетов и бесплатных рецептов? Ведь их, в отличие от живых денег, на что угодно не истратишь. Что мешало организовать и провести нормальную информационную кампанию, хотя бы просто разъяснив людям характер производимых выплат? Тем более что в этом плане имеется достаточный позитивный опыт - достаточно вспомнить, например, деноминацию 1998 года...
Вообще вся кампания по замене натуральных льгот денежными выплатами оказалась крайне неблагополучной. Точнее, она стала таковой во многом благодаря государственным СМИ, большая часть которых на протяжении длительного времени демонстрировала неоправданный оптимизм, постоянно рассказывая о происходящих в стране позитивных изменениях. Естественно, что у многих людей, прежде всего у тех, кого относят к наиболее неблагополучным слоям населения, возник естественный вопрос: «А когда эти изменения отразятся на нашей жизни»? Как говорится, молчание было им ответом.
Похоже, ответа на данный вопрос не знают и сами власти. Весь ход реформы продемонстрировал лишь их стремление к самоуспокоению и попытки переложить ответственность на других. То же самое мы наблюдаем и сегодня. Правительство вроде бы «покаялось», стало «социально ориентированным» и пошло на значительные уступки - как регионам, так и самим льготникам. Не собираясь, однако, отказываться от монетизации вообще. В то же время у федеральных властей нет решения многих актуальных проблем. Наверное, наиболее острая среди них - диссонанс между регионами. Как известно, перечень сохраняющихся льгот и размер компенсаций за льготы упраздненные определяются властями субъектов Федерации лишь для своих льготников. Все же остальные, оказавшись на территории данного региона, будут платить за оказываемые им услуги полностью. Наиболее типичный пример - ситуация с проездом подмосковных бюджетников по Москве и наоборот. Для того чтобы сохранить для жителей области бесплатный проезд в столичной подземке, потребовалось личное вмешательство министра финансов Алексея Кудрина. Несложно предположить, что подобная ситуация еще неоднократно повторится, и для решения возникающих противоречий потребуются переговоры как между Центром и регионами, так и между руководством отдельных субъектов Федерации.
Это означает, что сама реформа мо­жет затянуться, а ее завершение (то есть полное достижение декларированных целей), скорее всего, откладывается на срок, просчитать который никому не по силам. Вообще, рассуждая сегодня на эту тему, смело можно утверждать только одно: в «памяти народной» монетизация льгот останется как очередная, организованная властями, «обдираловка». Увы, но большая часть населения думает именно так.

Василий Андреев

Журнал: 
Рубрика: