Вы здесь

В многолетней войне городской администрации и владельцев «ракушек» может быть найден разумный компромисс.

В начале девяностых годов прошлого столетия на товарном рынке России появился новый продукт — металлические автомобильные тенты укрытия, или, говоря обиходным языком, «ракушки». С тех пор тенты получили небывалое распространение: на сегодняшний день только в одной Москве их насчитывается более 250 тысяч. С настойчивостью тараканов они заполонили городские дворы, пустоши и любое мало-мальски пригодное для своего существования жизненное пространство. Вместе с появлением самих «ракушек» родилась великая ракушечная проблема. Вот уже двенадцать лет с переменным успехом сторон ведется затяжная, бескомпромиссная, а, как следствие, и безрезультатная война муниципальных властей, общественности и владельцев металлических автотентов. Сразу оговоримся, что у автора не было задачи раз и навсегда поставить точку в этом, безусловно, больном для города и его жителей вопросе. Цель данной статьи в другом — на основе анализа создавшейся ситуации рассмотреть возможные направления решения проблемы и сформулировать некую «зеленую карту», которая если и не остановит конфликт, то позволит перевести его решение из скандально-уголовной «бытовухи» в формат юридически конструктивных переговоров. Но даже при таком подходе, думается, для закрытия темы понадобится еще немало времени, доброй воли и разумных компромиссов всех заинтересованных сторон.

Итак, вернемся на двенадцать лет назад. Начало девяностых годов прошлого столетия ознаменовалось разгулом дико-рыночных отношений. Властные и административные структуры были в большей степени заняты дележом власти как таковой и ее «рэкетирных» возможностей. Улицы и дворы города перестали быть «тихими московскими». Вечерами во дворах буйствовала хулиганствующая «демократия». И если проблема охраны собственного жилья была решена горожанами с помощью металлических дверей или решеток, то автовладельцы оказались беззащитны перед уличными вандалами и активизировавшимися автоворами. Тогда-то и появилась идея металлической коробки, оберегающей автомобиль от большинства посягательств.
Тент, бесспорно, не спасал от профессионального автоугонщика, но значительно снижал вероятность угона. Идея оказалась столь проста, а потребность в автотентах столь велика, что на рынок было выброшено более двадцати разновидностей конструкций от более чем пятнадцати производителей. Наиболее популярными стали мини-гаражи в виде сугробиков с откидывающейся верхней частью, напоминающей устричную створку. Думается, что исходя из этой аналогии, устное народное творчество нарекло все автомобильные тенты «ракушками», хотя существовали модели, напоминающие ленинский броневик и прямоугольные пеналы. Кстати, форма пенала, в конце концов победившая, сегодня наиболее часто встречается на территории города. Но в девяностые годы на Москву обрушился вал разномастных металлических чудовищ, заполонивших проезжие части дорог, дворы, детские и спортивные площадки, газоны и подъездные пути спецтранспорта. Так возникла «ракушечная» проблема города.
Но одной из главных причин столь массового распространения «ракушек» явилось то обстоятельство, что им не было, да и нет по сей день разумной альтернативы. Речь, в первую очередь, идет о цене. В большей своей массе московский автовладелец — это обладатель отечественного автомобиля или недорогой подержанной иномарки стоимостью до 7-8 тысяч долларов, который ради приобретения «железного коня» «...недоедал, недопивал, пил только чай...». Естественно, что каждая царапина, вмятина или, не дай Бог, разбитый подфарник воспринимается им как серьезная душевная травма и ощутимый удар по семейному бюджету. Приобретение бокса в многоэтажном паркинге за 15-20 тысяч долларов такому автовладельцу просто не по карману, поэтому он естественным образом выбирает тысячедолларовую «ракушку». К отсутствию альтернативы металлическим автотентам нам еще придется вернуться, поскольку это основная причина, делающая их столь жизнестойкими в борьбе с властными структурами и общественным мнением.
«...Нерегулируемое размещение металлических тентов типа «Ракушка», приводящее к нарушениям архитектурного облика столицы, многочисленным жалобам ее жителей по поводу насыщенности внутридворовых территорий указанными сооружениями...» вынудило правительство столицы издать распоряжение «Об упорядочении размещения металлических тентов типа «Ракушка»». На бумаге все выглядело гладко. В реальной жизни все обернулось повальными, противозаконными сносами. Так было положено начало многолетней тяжбы.

В 1999-2000 гг. Правительство Москвы выпустило постановления №№ 723 и 266, на основании которых районные управы и ДЭЗы оформляли разрешения на установку и эксплуатацию тентов, но эти постановления вскоре были отменены по решению Мосгорсуда и протестам прокуратуры Москвы. К несчастью, на сегодняшний день металлические тенты обречены стоять на территории города вне законодательных решений.
Для того чтобы понять, почему же так долго и так безрезультатно власть предпринимает попытки по «упорядочению размещения «ракушек», необходимо в первую очередь определиться: что же это такое — автомобильный металлический тент и с какими критериями необходимо подходить к вопросу о его нахождении на территории города.
В указанном распоряжении Правительства Москвы, впрочем, как и во всех последующих, металлические тенты фактически приравниваются к гаражам, а с владельцев автотентов предписывается брать арендную плату за земельные участки, занимаемые их «ракушками». Но любой гараж имеет фундамент, является строением, а, значит, объектом недвижимости.
По юридическому определению, к недвижимости относится «... все, что прочно связано с землей. То есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе леса, многолетние насаждения, здания, сооружения...». Тент же — конструкция мобильная, легко перемещаемая, то есть является имуществом движимым, а, следовательно, по существующему законодательству никакого разрешения на его эксплуатацию и размещение не требуется. Тем более неправомерно взимать с автовладельцев арендную плату за землю под тентами. Ведь не приходит же в голову учинить налог на землю, занимаемую припаркованой во дворе машиной, велосипедом или детской коляской, сколь бы долго они там ни стояли.
Между тем, при отсутствии законных ограничений по установке металлических тентов, ставить их, сообразуясь только с личным удобством и желанием, конечно, нельзя. Произвольно установив тент, автовладелец может нарушить или существенно ограничить права третьих лиц. Так, тент, установленный на детской площадке, ущемляет права детей, на придомовой гостевой площадке — права жителей дома и т. д. Правда, нарушение этих прав необходимо доказать в судебном порядке, и только по решению суда тент может быть демонтирован или перемещен в другое место. Но это только по закону. В реальной жизни взаимоотношения между владельцами «ракушек» и муниципальными властями оказываются за рамками законности.
В лучшем случае чиновники управы наклеивают на «ракушку» устрашающего содержания текст, с требованием в кратчайший срок убрать тент с занимаемого места. Затем, дождавшись, когда атовладелец выведет машину из своего временного укрытия, чиновник в присутствии сотрудника правоохранительных органов приглашает бригаду эвакуаторов, тент грузят на машину и отвозят на штрафплощадку. И уже оттуда человеку, у которого фактически украли имущество, предлагается забрать собственный тент за две тысячи рублей. Куда забрать? Где хранить? Да хоть на то же место. Через полгода-год история повторится. И в отчетах управы о проделанной работе будут значиться уже две ликвидированные «ракушки», что автоматически означает благодарности и премии за героический труд на благо города. Вот только этот труд очень уж попахивает 158-й статьей УК РФ, предусматривающей за кражу чужого имущества не премии и благодарности, а лишение свободы на срок до двух лет. Поэтому владелец эвакуированной «ракушки» должен обратиться с заявлением в милицию и в суд о пропавшем имуществе. Тент вернут бесплатно. И, может быть, даже оставят «законника» в покое. Ведь рядом с его «ракушкой» стоит еще много других, на сносе которых можно проявить служебное рвение.
При общении с администрацией владельцу металлического тента, прежде всего, необходимо помнить, что тент — это его собственность, которую можно сносить или демонтировать только по мотивированному решению суда, в котором судья обязан указать, какие именно законы и чьи права были нарушены при установке «ракушки». Но и это решение владелец имеет право обжаловать в десятидневный срок.
Известны случаи, когда юридически подкованные граждане, получив строгое предписание убрать тенты, застраховали свои «ракушки» и официально обратились в управы о предоставлении новых мест для установки застрахованного имущества. Самое интересное, что ответа не последовало, но грозные предписания больше не появлялись. Одно дело глумиться над городским обывателем, другое — вести тяжбу со страховой компанией. Возместив ущерб за незаконно снесенные «ракушки», страховщики не только найдут виновных, чтобы компенсировать убытки, но и придадут делу широкую огласку. Чтобы другим впредь было неповадно. А кто из высоких бонз захочет официально признать, что санкционировал беззаконие? Так ведь и чиновничье кресло может зашататься...
Поэтому если управа предлагает владельцу металлического тента добровольно убрать «ракушку», ему следует обратиться в районную прокуратуру с заявлением о проверке законности действий чиновников.
Но это все из истории «боевых действий». А как быть тем законопослушным горожанам, которые не желают вступать в конфликт с городскими властями и которым не по карману места на платных автостоянках и в гаражных боксах? И вновь возникает мысль о том, что другой альтернативы, кроме как приобрести металлический тент, не просматривается. Каким же образом, при отсутствии законных нормативных актов, всех примирить?

Спустя двенадцать лет после начала «ракушечной войны» автовладельцы пришли к выводу, что раз «наверху» решить проблему не могут или не хотят, ее надо решать самим «снизу». В результате появились добровольные общественные организации, объединившие владельцев автомобильных тентов, такие как «Север», «Юг», а в более позднее время — Региональная общественная организация автолюбителей (РООА) «Столица». Эти организации взяли на себя нелегкую миссию договариваться с администрациями префектур и управ о временном разрешении на размещение тентов на территории города. И тут выяснилось, что чиновник — не враг автомобилиста по определению, просто у него... жизнь такая. И если к нему подойти по-человечески, с коллективным умом, то можно обо всем договориться и без взятки.
Вышеупомянутые общественные организации проводят инвентаризацию тентов своих членов, согласовывают с управами месторасположение каждого из них и гарантируют при экстренной необходимости перемещение тента «на заранее подготовленные позиции». Без скандалов и судебных разбирательств. Выяснилось, что подобное сотрудничество даже выгодно городским властям, так как территории вокруг инвентаризированных «ракушек» содержатся в надлежащем порядке и в некоторых случаях облагораживаются за счет автолюбителей. А размещение именных контролируемых тентов над подземными коммуникациями не только не является опасным или неудобным, а даже наоборот — служит своеобразной дополнительной защитой этих коммуникаций от нежелательных посягательств. В случае же аварии или плановых работ по ремонту организация обеспечивает перенос «ракушки» на новое место в течение суток, даже если ее владелец находится за границей.
Сегодня подобные организации действуют уже в девяти административных округах столицы на территории девятнадцати районов. Хотя порой достучаться до непримиримого чиновничества, для которого «ракушечная война» — «мать родна», просто невозможно.
Так и стоят в московских дворах незаконные, но безальтернативные металлические тенты-укрытия, гордо взирая на пустующие многоэтажные паркинги. Подешевеете — поговорим!

Вадим ГУРОВИЧ

Журнал: