Вы здесь

27 августа в помещении Московской городской нотариальной палаты состоялось заседание Правления, на котором было принято решение об оказании финансовой помощи коллегам из Южной Осетии.

На заседании присутствовал нотариус города Цхинвала Михаил Юрьевич Джабиев, которого разыскали и пригласили на встречу коллеги из МГНП. Приветствуя гостя, вице-президент палаты Лидия Михайловна Попова сказала: «Вы не просто люди, попавшие в беду. Вы — наши коллеги. Я говорю сегодня от имени всего нотариального сообщества города Москвы: мы готовы помочь и поддержать нотариусов Южной Осетии. И мы, так же, как и вы, верим, что мирная жизнь и нотариат будут восстановлены».
В ходе встречи Михаил Юрьевич ответил на вопросы коллег, сам расспросил их об устройстве свободного нотариата, поделился планами на будущее:
— До войны нотариат в Южной Осетии был долгое время такой же, как и в СССР, и только несколько лет назад появились два частнопрактикующих нотариуса — Чехоева и Гаглоева. Они, к счастью, живы и здоровы, а вот о разрушениях, которые принесла им война, я пока ничего не знаю... Конторы мы открывали после 9 часов утра, но если кому-то нужно было пораньше, то мы договаривались с каждым клиентом индивидуально...
Мы работали честно, по закону и всегда были готовы помочь человеку не только с документами, но и просто советом, как юридически правильно поступить. Война заставила нас закрыть свои конторы.
1 августа в республику стали поступать данные о том, что нужно эвакуировать детей. И Правительство, и Министерство юстиции республики организовали отправку. Нотариусы тоже участвовали в этом процессе: оформляли доверенности, заверяли копии документов, чтобы людей организованно вывезти, причём приказом Правительства эти документы были освобождены от уплаты госпошлины, и мы с коллегами делали эту работу бесплатно. Потом ещё два дня мы работали, но вечером 5 августа начался обстрел Цхинвала, и после этого возможности явиться на работу просто не было. 7 августа обстрелы были очень интенсивные, и на улицах города уже не было мирных жителей. А на следующий день грузинские войска вошли в Цхинвал, причём танки проследовали метрах в десяти от моего дома. Позже я увидел, что дом был повреждён в тех местах, где снаряды попадали в несущие стены. Две квартиры моих соседей сгорели.
Нотариальная контора, где я работал, находится в здании райисполкома. Большой снаряд попал между нотариальной конторой и отделом соцобеспечения, стены обрушились, а один снаряд (как будто кто-то прицелился) попал прямо в мой стол!.. Архив хранился в сейфе, и позже часть его я перевёз в подвал своего дома...
В новой политической ситуации, на мой взгляд, лучше было бы восстановить государственный нотариат, дать нотариусам Южной Осетии возможность получить дотации и поскорее вернуться к работе, к приёму людей. По роду своей деятельности я много общался с российскими коллегами: мы перезванивались, советовались, обменивались подзаконными актами. Новые документы или образцы бланков к нам приходили из Северной Осетии именно от друзей-коллег…
Москва была всегда каким-то далёким и важным городом, поэтому я счастлив, что мне довелось приехать и познакомиться с коллегами — московскими нотариусами. Мне очень приятно, что меня разыскали, пригласили на эту встречу, и здесь я нашёл понимание наших трудностей и того положения, в котором мы оказались. Как говорится, всё важное и новое приходит к нам из столицы России, и мы обязательно будем поддерживать и укреплять наши деловые связи.
Моим коллегам-нотариусам из Южной Осетии я передам все те тёплые слова, которые были сказаны здесь, на встрече с нотариусами Москвы.

Материалы подготовила Светлана РЫБОЧКИНА

Журнал: